Маленькие стихотворение в прозе


Иг Финн

1.
И тогда он спросил, а может ли она отличить...
http://www.stihi.ru/2010/03/13/2028
http://www.proza.ru/2010/03/13/263
И тогда он спросил:
-А может ли она отличить `Фольксваген` от авианосца?
-Да! ответила Бетси.
Его не сопровождают розовые чайки...
-А почему розовые?
-На утренней заре мир всегда такой, как он есть.
А ваш друг не женат, не так ли?
-Вы правы, он предпочитает девушек...
-Но...?
-Но и тогда в квартале 1600 на Пенсильвания-авеню
у него будет достаточно много простых комнат.
-И что?
-Мне лишь показалось, что Вы тоже работаете именно там...
-А Вы..., Вы никогда не были на озере Онтарио?
-Нет, но моё имя Ирвин!
............
И в это время назойливо зазвонил телефон.......
2.
Пустота...
http://www.stihi.ru/2011/01/11/7661
http://www.proza.ru/2011/01/11/956
Женское... мартини-стражница... ледяной-тёплый, тишина за окном и не её прозе мысли... Пустота.
3.
Рисовать мир
http://www.stihi.ru/2010/01/09/5244
http://www.proza.ru/2010/01/09/899
Рисовать мир - трудно и одновременно очень легко,
Если не думать о том, как рисуешь и что, а просто рисовать
Сердцем, душой, глазами, маленькие стихотворение в прозе улыбкой,
Двойной радугой высоко вверху,
Сверкающими дождинками, падающими на тёплую руку,
Нежным пёрышком зяблика, золотистым плавником пескарика,
Холодным носом оленёнка, серебристым крылышком стрекозы,
Лёгким касанием утреннего голубого мотылька,
Дрожащим усиком муравьишки... своими снами или твоей мечтой,
Не только твоей, нашей...
4.
Чокки-чокки
http://www.stihi.ru/2011/09/26/4224
http://www.proza.ru/2011/09/26/775
 `Чокки-чокки`, - цокала с утра белочка в маленьком парке
 окружённом городом со всех сторон,
 `Чокки-чокки`, - вторили ей автомобили с близлежайших улиц
 `Чокки-чокки`, - скрипели высокие деревья с чёрными ветками под ветром.
 С чёрными, потому что осень, хмурая ноябрьская осень
 застала всех врасплох.
 `Чокки-чокки`, - всё, что могла сказать бельчонка миру...
                                                                                     `Чокки-чокки`........................
5.
А иногда - НЕТ
http://www.stihi.ru/2010/11/20/285
http://www.proza.ru/2010/11/20/47
-Счастливые и сытые - не пишут! Когда огонь в камине, не сводящая с тебя глаз натурщица в кресле у ног, а прямо по курсу отлично зажареный бык и лучшее в мире вино... Ну кто, о Боги, кто??? возьмётся замасленными руками за холст...
Кто? -задал он риторический вопрос-
И лишь маленькая фея, незаметно порхавшая где-то вверху, с надеждой ответила: `Ты!!! Ты же... Ты же всегда умел ри-со-вать!!!!`
Но художник не слышал её. Он был сыт, весел и толст, его картины на стенках замков знакомых князей висели в тяжёлых золотых рамах и лишь один маленький набросок, хранимый скорее по привычке в ладанке на груди, иногда мешал ему спать..... Иногда мешал, а иногда - НЕТ.
6.
Ривьера его звали
http://stihi.ru/2012/04/20/6838
http://www.proza.ru/2011/02/28/962
Ривьера его звали. Горбат слегка. Лицо острое,
Европейского типа почему-то. Лимерики сочинял.
На женщин смотрел с болью. В дела партийные не лез
глубоко. Наркотиками не пользовался - проверяли.
Пил иногда. Мало. Ривьера его звали. За предательство
расстрелян как-то был. Предал кого? Да так. Много
разговоров было. Возможно, и ошиблись мы. Только уж
больно неуживчив оказался. И не курил даже. Что на
размышления наводило. Не иностранец, из Боливарианской
Америки, свой же. Оружие ещё больше всего на свете
любил. А стрелять отказывался. Пальцы белели. Глаза
из серо-голубых стальными-иссиня становились. Голос
неожиданно в громкости прибавлял. Но не стрелял.
Ривьера его звали. Да вот, за штабом  памятник ему.
С горсткой гильз вместо цветов. Гильзы откуда?
Нет, не салют. Те, пулями из которых расстреляли его.
7.
Актёр
http://www.stihi.ru/2010/11/23/8866
http://www.proza.ru/2010/11/23/1497
-`Сюжет, как всегда главное - сюжет...` задумчиво шептал актёр,
который уже спектакль, забывавший переодеться из обычных рубашки
и джинсов в сценический костюм монаха. Публика не замечала, а
режиссёру после очередного успеха было уже всё равно...
-`Сюжет, как всегда главное - сюжет...` думал актёр и не ошибался,
как не ошибались и зрители... а костюм монаха (из хорошего английского
твида, между прочим, костюм) так и висел в гримёрке целый сезон,
А потом актёр всё-таки вспомнил и надел его - удобно в нём было и тепло!
Зал бурно аплодировал! Какой успех!!! И режиссёр снова махнул рукой на
незадачливого паяца, так и проигравшего всю Премьеру молодёжной любовной
истории в коричневой рясе доминиканца...
Актёр же, приходя домой, где его в общем-то никто и не ждал, снимал рясу
и мечтал, мечтал целые ночи о том, какой будет следующая роль... Роль,
в которой он опять будет счастлив и не одинок. Джинсы с рубашкой как раз и
пригодились ему в пьесе о `Летучем голландце`. Море приняло бы его вместе
с любимой и в розовых джинсах, и голого... Как принимал его любой на этой
планете мир, кроме реального. Увы, но в той же рубашке и синих `американах`
на улицах актёру хамили не менее часто, чем в театре рукоплескали с галёрки
или партера...
7.1
Актёр-2
http://stihi.ru/2010/11/30/2049
         Да, он был в чём-то аскетом: одежда всегда была для него
 менее важна, чем сюжет. Он проваливался в сюжет, ощущая себя в
 шкуре персонажа `телом без одежды`. Но в рясе было не только тепло,
 но и... уютно по-домашнему. Актёр становился монахом сцены, её
 служителем и верным поклонником сюжета.
         Он опять пришёл домой в рясе... Почему? Почему она не осталась
 в гримёрке до следующего раза?
         Он будто очнулся, и попытался разобраться в этом до конца.
 Целый вечер, что-то бездумно разжёвывая, Актёр старался вспомнить детали,
 сюжет последних дней жизни. Он даже одел джинсы, чтобы вернуть ощущение.
 И - понял: одетому в рясу монаху никто никогда не хамил.
         Ряса была более близка Актёру, чем любимая пижама.
 А ему так хотелось быть `человеком в джинсах`!.. Но это был сюжет не его
 жизни.
PS
 `Можете и без ссылки публиковать. Это - как подарок:)`
 Виктор Зорин http://www.stihi.ru/avtor/victorjuljevich
8.
И навстречу им... пришло утро
http://www.stihi.ru/2010/02/12/796
http://www.proza.ru/2010/02/12/130
И она наступила
маленькой туфелькой
на белый струящийся шёлк
А вечер
(Пока это был всего-лишь вечер)
Улыбнулся её смешным, голубовато-серым глазам...
-Леди Скайтен! Вы готовы?
-Да, мой Король, ответила она,
И навстречу им...неожиданно пришло утро.
9.
Ангелы простят
http://www.stihi.ru/2010/11/28/7382
http://www.proza.ru/2010/11/29/190
      Каждый раз под утро я чувствую твои руки на теле
своём и это никогда больше не должно быть только сном -
я не могу, не умею видеть сны, в которых ты - моя, а я -
твой и просыпаться в бездне без ждущих, влажных розовых
твоих губ, содрогаясь от боли, как только что во сне
мы с тобой оба содрогались от счастья в безумии своём
стражной нежностью, как кристальные родники влагою
истекая...
      Каждый раз под утро я рождаюсь и умираю с именем
твоим на устах и вкусом страстного безумия во рту. Каждый
раз под утро. Но может быть мне не просыпаться? Скажи!
Скажи и я не проснусь. Ангелы - простят. Они ведь всегда
прощали тебя. Стражи твои...
10.
Слепая девчонка. Из ненаписанной сказки
http://www.stihi.ru/2011/02/05/6424
http://www.proza.ru/2009/11/27/69
          ...Каждое утро видел я на сверкающей круглые сутки неоном улице у набережной невысокую, слегка худощавую девушку, не спеша выставлявшую под старой липой аккуратный прямоугольный мольберт. Она... она рисовала город - возможно, единственное что было у неё в этом мире своего...
              Вечно спешащие хмурые или весёлые люди пробегали мимо, торопясь и почти никогда не заглядывая на слегка отвёрнутый в сторону белоснежный холст, по которому бесшумно водила мягкой тонкой кисточкой её нежная рука...
              Иногда, не слишком часто правда, неслышно подходил юноша и, стоя за её спиной, что-то говорил художнице или...целовал украдкой длинные светлые волосы.
              Жизнь шла своим чередом. Визжали тормозами пронырливые машины, пробегавшие мимо мальчишки и девчонки смеялись, а их мобильники и айподы издавали странные ритмичные мелодии..., голуби неторопливо сновали меж ног занятых собственными мыслями прохожих, а девушка... девушка просто рисовала... рисовала мир, город, людей, мороженое, счастливый детский смех... счастливый...детский...смех.
              -Сказка? Спросите Вы. -Нет! Прошелестит в ответ невским ветерком небольшой белый холст...
          трек `Слепая девчонка` в исполнении и с музыкой L.s.e.
          http://www.realmusic.ru/songs/675424
          на текст песни http://stihi.ru/2009/11/18/2848
 ...Проводила нежно тонкою белой кистью,
 Не умела совсем смешивать яркие краски...
 Листья..., рыжие в мареве листья
 Не имели цвета, а карты были без масти...
 Я родилась художником, мама, это же к счастью?!
 Научилась писать, гладя рукою мольберт,
 Рисовала, что вижу... и не было в мире власти
 Сильней, чем его и чистый белый конверт...
 Проводила нежно тонкою белой кистью,
 Не умела совсем смешивать яркие краски...
 Листья..., рыжие в мареве листья
 Не имели цвета, а карты были без масти...
 Открывая секрет, люди плакали тайно,
 А на шумной улице я рисовала мир -
 Бесконечный город от любви до окраины,
 А в ларьке напротив - земляничный пломбир....
 Проводила нежно тонкою белой кистью,
 Не умела совсем смешивать яркие краски...
 Листья..., рыжие в мареве листья
 Не имели цвета, а карты были без масти...
 Я родилась художником, мама, это же к счастью?
 И узнала его, мама - это же свет?!
 Он приходит как ангел с тихими ласками страсти,
 А на белом холсте моём... ничего же и нет...
 Проводила нежно тонкою белой кистью,
 Не умела совсем смешивать яркие краски...
 Листья..., рыжие в мареве листья
 Не имели цвета, а карты...были без масти...
 Открывая секрет, люди плакали тайно,
 А на шумной улице я рисовала мир -
 Белоснежный город от любви до окраины,
 А в ларьке напротив - белый-белый пломбир....
 Слепая девчонка. Из ненаписанной сказки 2
 .........
 -Ты когда-нибудь пробовал рисовать кисточкой по белому листу?
 Спросила она тихо...
 -Нет, мне немного страшно..., одними губами произнёс парень.
 -Не бойся, возьми... Это совсем нетрудно!
 -Но без красок...
 -Краски, если хочешь... Только с ними всё будет не так.... Вот смотри, дерево, кора у него не гладкая, но тёплая - попробуй! Обводишь бархатистые с крупными тонкими прожилками листья, большую изогнутую ветку, прямой высокий ствол, гордый... Прости, уронила... Подними, пожалуйста!...Спасибо. Теперь повернись, я нарисую рядом тебя...на память о нашей первой встрече. Вихрастые волосы, пахнущие ветром и солью, широко раскрытые глаза, не слишком тонкие брови, чуть подрагивающие гу..., нос, немного приплющенный и не очень длинный, упрямый подбородок, лоб... ты о чём-то напряжённо думаешь, а в руке цветок с нежным, сладковатым запахом и глянцевыми лепестками на длинном упругом стебле.
 Видишь, я на рисовала это всё,...теперь ты, если захочешь, конечно.
 -Странно, мне почему-то совсем не хочется уходить, а уже вечер.
 -И мне...
 -Извини, но мне пора. Дома мама и... Но, если хочешь, помоги донести мольберт... вон в тот дом, он второй слева, и моя дверь...та, у льва, того, что с кольцом...
 -А ты?
 -Как всегда, снова приду сюда завтра...
11.
Счастливого утра!!
http://www.proza.ru/2011/01/27/508
Спишь... просыпаешься, встаёшь... а я по-прежнему охраняю
 тебя... может быть вместе с твоим ангелом теперь - он слева,
 я - справа... И мы с ним никогда не поссоримся из-за тебя...
 Мы с ним... и все трое - тоже...
 Как жаль, что это только - мечта...
12.
Даром получили, даром и отдайте
               (Урод)
http://www.stihi.ru/2010/10/27/9421
http://www.proza.ru/2010/10/28/860
          В камере было холодно, но он этого не замечал - золотисто-огненное солнце каждый день светило ему с рассвета и до заката.
          Первый раз оно взошло, когда ему было семь лет....В тот день КамАз, проезжавший мимо КамАз...
          Второй... - когда от скоротечной чахотки умерла его мать. Мать, не виденная им никогда.
          А третий наступил месяц назад и продолжался до сих пор... продолжался и продолжался не смотря ни на что.
          На допросе женщина-следователь ударила его лампой по голове.. Ударила, когда ей стало плохо во время критических дней.
           Ударила
                              И зажгла это... новое солнце.
                                              Так бывает.
+++++++++++++++++++++++++++
                   Трудно быть слепым и глухим. Трудно..., но можно... если очень... любишь... жизнь.
                    Любую жизнь, даже свою.
                    А он свою - полюбил. Полюбил, впервые услышав на миг её голос... всего одно слово: 'Урод!',  так ни с чем и не связавшееся
в измученном мозгу первое в жизни слово.
                   Первое вообще...
                                  и первое... её.
13.
Южанка
http://www.stihi.ru/2011/08/23/6332
http://www.proza.ru/2011/08/23/1134
                          В Мэри для него проявился образ той, высокой, стройной дочери Вирджинии,
беспокойной, гордой, страстной, смуглой, с крашенными или нет, но ошарашивающими
любого длинными волосами... державшейся с явным вызовом и непокорством, предвещающим
бурю... Порою, сидя у костра, он именно так и представлял её - любимую женщину, ту что
после войны обязательно найдёт, даже если для этого и нужно будет обойти весь Юг.
Так думал он, солдат 7-го Нью-Гэмпширского... всего-лишь только солдат... янки...
а ОНА БЫЛА ЮЖАНКОЙ... недостижимой сейчас, вернее, достижимой, но лишь как трофей...
игрушка... а не женщина, провожающая долгим, насмешливым с горечью взглядом длинную,
утопающую в пыли колонну федеративных северных войск... Он мог полюбить её? Нет, он УЖЕ...
УЖЕ ЛЮБИЛ ЕЁ... он - придумавший этот образ ещё давно, там, в окопах, и только сейчас
наконец выкристаллизовавший из странной, непривычной сердцу простого северянина мари...
Вернётся ли он сюда ещё точно? Да, вернётся. Останется ли она к тому времени в живых?
Возможно. Он? Кто знает... С подобными вопросами лучше было бы обращаться к Богу. Вот
только, здесь, на полях гражданской... длань Всевышнего слишком часто оказывалась так же
бесстрастно холодна, как и сердце. Значит, надеяться они могли только на себя. Он мог.
А она? Если б Гэрек был уверен в этом на все сто, не изменил ли б он сейчас своей родине
- САСШ? Неведомо... Южанка... за связь с ней не как с добычей сегодня можно было лишиться
всего. Но главное - чести. Его чести. На её кто бы в эти тяжёлые дни посмотрел... Мда...
Южанка. Он вернётся и она будет не как все. Он обязательно вернётся, а она обнимет его
и воскликнет: `Гэ...` На этой фразе послышался одиночный, негромкий выстрел, а когда
пыль осела... мало кто заметил, что девушка... женщина с густыми тёмными волосами спрятала
за лиф платья дымящийся ещё.. горячий револьвер и, молча развернувшись, ушла... Она
была истинной дочерью Вирджинии и это была ЕЁ... САМОМУ БОГУ ИЗВЕСТНО, ЧТО ЕЁ,
ЕЁ и ЕЁ ПРЕДКОВ ЗЕМЛЯ... а они, эти пришельцы-северяне, устанавливали свои порядки, не
считаясь ни с чем... Да любой из них мог даже запросто изнасиловать её... так же
легко, как кошку, слегка придушив и всё... Например этот, с белой как эмаль кожей,
крепкий, коренастый, янки одним словом и, наверняка, ещё и мужлан... Даже через несколько
десятилетий, постаревшая, так и не вышедшая замуж, она ни о чём не жалела. Как не пожалел
бы и он - простой солдат 7-го Нью-Гемпширского... оставшийся лежать на доставшейся
накануне ей от погибших отца и брата земле...
14.
Она уходила...
http://www.proza.ru/2009/11/21/1361
                Она уходила и никто не знал, будет ли так лучше...
Ветер, самый обыкновенный сердитый ветер, дул и дул..., то ожесточённо
бросая в лицо рваные колючие снежинки-ёжики, обжигая до взрыва в ледяном
сердце разгорячённо затравленным дыханием, то, на мгновение стихая,
притворялся нежным и как бы помогая медленно и расслабленно замёрзнуть...
                Последнее было приятнее всего....Войны её закончились,
душа умирала, а с нею исчезали заботы, волнения, стремления. Мир... спокойный,
добрый, неназойливый, как полузабытые материнские ласки, мягким чёрным
бархатом заполнил её всю без остатка... отныне и навсегда.
                Она уходила и...ушла.
15.
Солнечная девушка
http://www.stihi.ru/2009/02/11/5902
http://www.proza.ru/2009/08/03/983
- Лёгкий призрак Чувства нежнейшей кисеёй
накрыл солнечную девушку и, почти не касаясь
хрупких плеч, увлекал ясноокую зеленоглазку
всё дальше и дальше, всё быстрее и быстрее
к золотистым брызгам кристально чистой Любви,
незаметно кружась с ней в белом вальсе
сказочных грёз...
- Это и есть Жизнь, Солнышко! Шептал он ей,
призывно заманивая всё выше и выше в
бесконечную Вселенную Счастья,
неуловимо ласково теребя её за мочки ушек
с серебряными серёжками и замирая
от восхищения увиденным совершенством,
целовал в розовеющие под утренними лучами
бархатистые щёчки...
- Какая же это восхитительная жизнь!!!
Незаметно для себя вторила ему
солнечная девушка, напевая свою,
неповторимо загадочную мелодию
нового счастливого дня.
А в тон ей, помигивая исчезающими
вместе с ночной прохладой грустью и печалью,
тихонько позванивали
маленькие хрустальные колокольчики Радости,
переполнявшие замеревшую в ожидании
невероятно близкого уже чувства Душу...
16.
В старом альбоме люди не ищут любовь...
http://www.stihi.ru/2009/07/27/1980
http://www.proza.ru/2009/07/29/625
-`действительно очень красивая пара,
только вы почему-то не держитесь за руки...`
-это время ушло, навсегда, и ты это знаешь.
-...???
-в старом альбоме люди не ищут любовь.
-...
-очень трудно хранить то, чего больше нет...
-...?
-а сама давно не уверена в этом.
-...!
- и не ставь здесь восклицательных знаков.
-...?
-на твоей руке линии стали короче...
-!!!
-решать всегда было сложно.
-...?...??...
-убрав руки, мы отпустили тебя.
-...???...!
-странно, оглянись вокруг...
-...
-этот мир умер, а художник рисовавший его, остался в твоём сердце.
-...!...!!!
-краски не всегда смешивают правильно, посмотри:
-...
-ты же обещала...
-......
-самой решать.
-......?
-только тебе.
-.................
-знаем.
-...?
-восклицательные знаки должны появиться позднее...
-...?
-по-другому было бы не честно.
-...
-думай, но времени меньше, чем тебе кажется.
-...
-в старом альбоме люди не ищут любовь.
17.
Я не волшебница, а только учусь
http://www.stihi.ru/2010/12/25/953
http://www.proza.ru/2010/12/25/204
-`Я не волшебница, а только учусь)))))` шептала девушка,
улыбаясь ласковому утреннему Солнцу...
-`Ты и есть самая разволшебная на Земле волшебница,
волшебство на нежных губах твоих, в глазах цвета
изысканного драгоценного камня, в горячем от любви
дыхании и привораживающем взгляде, в надёжно оберегающей
нежность душе, в только просыпающемся ещё, но таком уже
страстном внутри сердце... ` отвечало ей Солнце, протягивая
свой самый красивый и тёплый, отливающий хрупким
хрустальным золотом лучик...
-`А теперь давай танцевать!`...предложило оно девушке и
под мелодичную весёлую песенку зелёных эльфов взяло её за
руки и они поплыли в утреннем рыжем вальсе...
18.
О, таинственная незнакомка
http://www.stihi.ru/2009/12/27/7786
http://www.proza.ru/2009/11/18/88
- О, таинственная незнакомка, а я так и не встретился с вами на вчерашнем балу!
Почему же Вы избегаете меня??
удивлённо произнёс граф вслед мелькнувшему и мгновенно исчезнувшему вдали
изумительно красивому силуэту девушки, только вот звенящее белое облачко
уже растаяло вдали... растаяло навсегда.
Лишь граф всё стоял и ждал,...сам не зная зачем, а душе его становилось всё
холоднее и холоднее.
-Но музыка? Музыка играла. Флейта. Обыкновенная незамысловатая флейта. И граф ждал.
А девушка? К сожалению, у неё были свои планы. Да и была ли она, девушка?
Даже это граф не знал наверняка. И лишь музыка играла и играла. Днём и ночью,
утром и вечером, каждый день, каждый час.
И граф ждал...
19.
История, которой нет конца
http://www.proza.ru/2009/11/19/450
          -Волчица-оборотень, её если прекрасна, желать сверх меры - наслаждение ангела в тиши кущ райских... Для души не важно кто, а важен выбор сделанный горящим сердцем...мгновенно, не взирая на советы и слова пустые, в глаза большие глядя и принимая стрелы в грудь так глубоко, как это невозможно, так глубоко, что их не вытащить ни Богу, ни герою.... Любовь - слепое чувство странное и объяснить его зачем и что не хватит жизни, только понять, что любишь ты её - в одно мгновенье может та, чей взгляд душой ласкаешь днём и ночью в отдохновенье сна, мечтах, реальном бытие и всём возможном в мире....
           Любить - не так легко, не так приятно и не так не больно, как кажется глупцу, а умный иногда отбросит чувства прочь и будет жить счастливой полной жизнью, дыша привольно и...жалея тайно о всём потерянном, которому замена невозможна отныне и до окончания веков. Я так сказал и верю в то, что будет, а почему... известно многим, но не мне, я лишь плыву в струе литого раем счастья куда-то вверх, всё выше, там, где крылья трепещут нежные и где щебечет голос той... которая и по равнине ходит гордо, свободным зорким взглядом освещая путь свой... она везде, не оборотень, не трансформер, а душа Любви, подобной ей никто не создал и не создаст веков во веки...ты есть она, она есть ты... вас множество и ты одна...прекрасна, женственна, таинственна, чиста, нежна, загадок разрешить не в силе ум мой в тебе живущих, пока ему помочь не согласишься...сама, отбросив тень сомнений... навсегда, и душу подарить захочешь честно... Так оно бывает.... С каждым? Нет, лишь с нами. Так суждено.
         -И всё-таки зачем?
         -А важно ли сиё, когда до дна испита чаша эта будет лишь в гостях у цепких лап весёлой девки-смерти, жизнь же с любимой не сравнить ни с чем и сам Святой Грааль мне не дороже поцелуя губ её хмельных и страстных. Да будет так! Идущие на встречу жизни приветствуют тебя, всевластная владычица Любовь!
20.
Любовь?
http://www.stihi.ru/2011/11/11/6601
http://www.proza.ru/2011/11/12/1072
   Погладил ладонью их... большие, алые,
он, задержавшись на секунду, расправил
на двух-трёх лепестки и, улыбнувшись
легко, подарил огнём мерцавшие с длинных
стволиков цветы ей... Цветы, шипы на
стеблях которых сделались мягкими-
мягкими от напряжения рук...
21.
Ночное Лицо
http://www.stihi.ru/2011/10/24/256
http://www.proza.ru/2011/10/24/397
             У него было ночное лицо сегодня. У неё - дневное.
Назавтра дневное могло быть у него. И он не догадывался,
почему они никогда не совпадали по фазе, а она... ей и вовсе
не хотелось ему рассказывать, пока оставалась неразрывной
соединившая в первый, случайный ещё совсем раз их далёкие
миры солнечно-лунная дорожка из божественных поцелуев, от
шеи неминуемо приводившая независимо от свето-теней лица к
взрывающимся сверхновым пламенем звёздам, без коих каждый
уже не смог представить бы себе жизнь. Вот только она знала,
ощущая каким-то древним, женским предчувствием, что в их разных
лицах есть что-то разрушительное, пусть эту, конкретную минуту
помогающее, но и терпеливо ожидающее лишь момента для деструкции,
после которой любые судьбы навсегда расходятся по сторонам.
И у него было ночное лицо сегодня. У неё - дневное. А ещё, он уже
начал её целовать, медленно, безумно-нежно, от подбородка через
плечо спускаясь ниже и ниже, не забывая ни одной из её выпуклостей,
впадинок...
22.
Джаз
http://www.proza.ru/2011/09/21/1371
В голове его острой,
жадно медитирующей стрелой
бил джаз,
хаотическими спиралями
АКМ-овской 5,45 миллиметровой юлы
задевая стены костяной каски,
бил... и никак не мог перебить всё до конца...
23.
А зачем?
http://www.stihi.ru/2010/02/14/6003
http://www.proza.ru/2010/02/14/988
-Интересно, но не хочется пока...)
Произнёс далёкий потомок Раскольникова,
и тоже бывший студент Ро...н (имя
и фамилия его не скажут вам сейчас
абсолютно ничего...)
-Ничего? Не так уж вы и правы, автор.
Задумчиво посмаковал на языке несколько
привычных слов Порфирий Петрович...
да...да,..тоже потомок и именно того
самого Порфирия Петр...
-Пока... снова усмехнулся Порфирий и
размашисто вывел Красным Маркером на
Объёмистом синем файле "Ро...н..."
-О свободе души вот он задумался
старушкиной... А зачем...? Зачем...
ему...её...душа? Поразмыслил Порфирий
Петр... и улыбнулся!
24.
О короле Стахе верлибр
http://www.stihi.ru/2011/07/18/3800
http://www.proza.ru/2011/07/18/965
В ходе долгой охоты у короля Стаха
выработалась привычка жить.
Не будучи жертвой,
но слишком много участвуя в смертях,
захотелось ему этого именно -
палач тоже ведь любит что-нибудь,
...например, сияние лезвия топора
под лучами жесткого полуденного солнца
или нездоровый от предвкушения
блеск глаз толпы.
Король Стах оказался так же слаб.
Охота?
Высунутые изо ртов розовые,
жадные языки собак заменяли ему всё.
Жить - именно эта,
никогда не обращаемая на других привычка
и сделала заносчивого, изящного пана Стаха
легендарным вечным королём.
Жалость, однако, ведая,
помогал сильным,
чем-то похожим на самого рыцарям,
ландскнехтам, даже крестьянам.
И ещё... уважал любовь -
Не бесцветную, блеклую нежность,
скармливаемую послушным котятам,
а настоящую, разрывающую в клочья сердца страсть.
Тут Великий Охотник мог и помочь -
сам когда-то любил,
до того, как смог без этого
научиться заполучать в крепкие, мужские объятья
любую встреченную жертву.
Прекраснейшую?...о нет: желаннейшую,
гордячую, страстную,
обжигающую
сопротивлением, узнаванием, экстазом
наслаждения пламенем
до ковавых ран
лощёной его спины.
`Шакти` - звали бы его арии -
высокого, строгого, усатого поляка,
пропорционально сложенного,
с широкими ладонями,
обветренным
в странствиях лицом
и добрыми... до синевы добрыми
в ДАВНО забытые нынче времена глазами.
Смешно ли,
что противореча сказанному,
король Стах,
он же дневной и ночной Охотник
безумно хотел жить?
Возможно, - смешно.
Автору, например, этого не понять.
Для него что голубое небо, что чёрная глубина
с некоторых пор.
Стах же, искренне веря в то, что делает,
стал шакти.
PS
Шакти - фундаментальная сила Вселенной (инд.)
25.
Но ведь это - одно и то же. Демиург. Уход Её
http://www.stihi.ru/2010/10/09/8528
http://www.proza.ru/2010/10/10/60
-У меня больше нет сил - делать из неживого живое. Сказал Он, наливая
себе и Ей ещё по кружке Её любимого зелёного чая. -Разучился месяц назад.
-`Пойди на курсы`
-Любви???
-`Делать из неживого Живое`
-Но ведь это - одно и тоже.
И Демиург закрыл глаза, чтобы не видеть ухода той, которую ещё долгие миллиарды
лет будут называть Лилит, вместо имени, данного Ей Им, имени, небрежно скомканном
и упрямо брошенном под Его стройные ноги.
-`Нам нужно было оставаться в том, первом, придуманном тобою мире из морских
берегов, а не уезжать в этот твой новый лесной рай, где Я разочаровалась в Тебе.
Ты сам во всём виноват! И у каждого из нас - своя правда.` Донеслись откуда-то из
бесконечного далЁка Её резкие прощальные слова.
Он отрешённо помолчал в ответ, и выждав, когда захлопнется дверь, резко вырвал у
спящего Адама ребро - из неживой глины создавать людей Он действительно больше
не мог.
-Пойти на курсы Любви,
на курсы???
-...Бред.
Он итак любил Её сильнее жизни.
-А Она?
-Но ведь это одно и тоже,
когда второе сердце - плоть от плоти твоей.
Второе
или первое.
26.
Странно, но её можно было и не спасать
http://www.stihi.ru/2010/02/07/2
http://www.proza.ru/2010/02/07/15
         Странно, но её можно было и не спасать.
Излишне худая, с слегка печальными голубовато-
серыми глазами. Вообще-то в моём вкусе, только
вот взгляд... В нём было что-то не так, а
судьбе было угодно, что один единственный,
пронзительно светлый и уже почти ни во что
не верящий взгляд смог всё и решить.
         ...Я почти прошёл мимо, когда немая
волна странно знакомой смеси страха, любви,
надежды, понимания, что... нет, об остальном
не смогу вам рассказать... остановила,
погладила мягко и попросила обернуться.
В этом было что-то колдовское и кто бы
устоял? Такое возможно, редко но возможно.
Со всеми ли? Не уверен.
           Она была молода, стройна и обещала
(пусть её друзья и не числились среди моих),
что и врагами моими они тоже никогда не
станут. Мысли путались, что случается, когда
кто-то из нас заблудился. Вот только кто?
           Это был её родной район, я же
чувствовал себя почти чужаком. Выборгская
сторона. А моя при всей вольной или нет
нелюбви к белокаменной всегда оставалась
Московской...
           Решение вышло до боли простым -
подойти ближе, улыбнуться, сказав что-то
совсем неважное в этот момент, и осторожно,
но решительно дотронуться до её
истомлённого в безнадёжном ожидании
чуда тела. Взгляд, тот самый что и у...,
притягивал, словно завораживая, и я взял
её на руки... -Лёгкая, как пёрышко! Прошибла
потом внезапная мысль и сразу исчезла, а
в мозгу билось нервное, слегка застенчивое
даже (с трудом верю в это сейчас, но тогда...):
-Спасибо, что не оставил меня, замёрзшую,
спасибо и...
           Наши сердца сбились с ритма. Любой
сказал бы, что так не должно. И ошибся бы.
           А потом мир изменился и мы вместе
распутали натворённое её судьбой, то,
в чём виновно было скорее природное
любопытство и присущая юности неопытная
беспечность, чем влекущие в жаркое желания.
          ..........После ещё некоторое время
Мы стояли и молчали о произошедшем меж нас -
обычная вещь в городе, который никогда
не должен быть чужим ни ине, ни ей. Ей
тоже. Две стороны, два пути, два сердца,
Два или одно. Наверное, так тоже могло бы быть.
           Ещё через мгновение я ушёл, а она
осталась стоять, чего-то ожидая, но больше не
пытаясь меня остановить, потому что я... я
всё-таки ушёл, ушёл, как ни трудно это было
после случившегося.
           Странно, но её можно было и не
спасать - излишне худая, с слегка печальными
скорее серыми, чем голубыми глазами, вообще-то
в моём вкусе, лишь только взгляд, в котором было
что-то не так и судьбе оказалось угодно, чтобы
один единственный, пронзительно светлый,
почти ни во что не верящий взгляд и смог всё
решить.
           -Любовь, скажете вы, но будете
не правы - скорее случайная связь, которая
может ли не оборваться в мире, где люди
почти совсем разучились верить в обычные
чудеса?
          ...А уходя, я всё таки оглянулся...
(не смог иначе), только она уже была на другой
стороне заброшенного сквера и не одна.
Жаль, что изменить что-либо у обоих не хватило сил.
            Сколько подобных случаев, снова
подумаете вы и снова окажетесь не правы,
потому, что мы все рано или поздно запутываемся
в жизни, как и она, серо-голубоглазая, а
распутаться в последний момент всегда мешает
какой-нибудь голодный охотник или, что хуже -
очередной жирный, всегда сытый и не привыкший
ни в чём себе отказывать кот, после чего
уже никогда ничего не изменить.
          Так вот... рассказ о вороне, которую я
зачем-то спас от ржавой колючей проволоки
получился не таким, как хотелось вначале,
за что прошу извинить, извинить и меня, и её,
            излишне худую, с слегка печальными
опять скорее серыми глазами, вообще-то в моём
вкусе, а возможно и в вашем, только вот взгляд...
PS.
           -`Да, неожиданная концовочка...
Заставил не только улыбнуться, но и
призадуматься. Но почему же не спасать?`
           -А ты когда-нибудь любила ворон?
Я - нет. Тем более излишне худых, с слегка
печальными серыми, да даже если и голубыми
глазами? Все мы иногда делаем что-то не так.
И ещё - это не сказка... Сказка была бы
совсем другой.
          -`Но найдется интересно хоть один...
кто бы её не спас...думаю нет... рассказ
вышел великолепный.`
          - Спасибо, что прочла... это немного
на одну твою историю о котёнке похоже, не
виртуальную только... хотя и та - не виртуальная.
Не сразу у меня здесь получилось всё, вернее
сразу, но боялся что поймут неверно, пусть и
повествование всё равно странным слишком вышло...
У вороны на самом деле были серо-голубые
с поволокой глаза, как была и проволока,
намотанная, только не ржавая, а золотистая, новая
совсем, сверкающая на солнце, и два кота рядом -
толстый один и ободранный с двух сторон второй...
С девушкой - сложнее - любовь у каждого своя
и судьи, и прохожие, и проволока - свои тоже...
Две же первые строчки рецензии друга на описанное
прочти их, делают историю похожей на правду,
слишком похожей и трудно что-то написать ему
в ответ...
27.
Но кто, кто тогда должен это знать?
http://www.stihi.ru/2010/02/27/5412
http://www.proza.ru/2010/02/27/899
-А может быть, она придумает что-нибудь
и мы..., я..., даже ты... станем теми,
кто живёт в комнате, где нет тёмных углов...
Может?
-Я не знаю... жизнь - это...
-И я...
-Что ты?
-Я тоже не знаю...
-Но кто, кто тогда должен это знать?
-Но ты, ты же меня любишь.
-Я, да... А ты, ты?
-И я.
-Так чего же мы ждём?
-Мы ждём её, ту, которая уберёт тёмные углы
из наших комнат и они сольются в одну большую
и светлую...
-Тогда жди, только пжлст, я тебе очень прошу, жди один....
или убери их сам! Или ты не можешь... Не можешь именно ты?
Но тогда я зря надеялась на...
-Я уберу, только...
-Понимаешь, если на самом деле
хочешь придумать что-нибудь,
то сделай это сейчас, хорошо, а?
-Хорошо, только мне нужно ещё совсем немножко
времени!!!!
-Которого ни у тебя, ни у нас нет.
-Но я...!!!!
-Но ты. И я, мы оба зачем-то...
-Но ты же меня любишь. И я, я тоже!
-Я - может быть, а вот ты - скорее всего нет.
-Подожди, я всё уберу, уберу сейчас и сам,
вот только...
-Это-то и разделит теперь нас навсегда.
Прости и прощай, и не звони мне больше.
-Подожди, но как же...? И ты же сама говорила
что...
-Я ошиблась. Женщины иногда тоже ошибаются.
Прости ещё раз и не звони мне больше.
28.
Просыпаться
http://stihi.ru/2012/04/14/10
http://www.proza.ru/2012/04/14/734
 -Просыпаться всегда трудно?
 -Нет! - лишь иногда.
 -А если...?
 -Не надо лучше.
 -Но?
 -Прости, у меня разболелась голова...
29.
Неудачная охота Ивана-царевича
http://stihi.ru/2009/03/29/6087
http://www.proza.ru/2009/08/19/112
Шестой по счёту выстрел оказался
удачным, и красиво оперённая
ПОСЛЕДНЯЯ стрела с красным
опушьем воткнулась прямо в край
полуприкрытого водой овального
листа кувшинки, на котором битый час
терпеливо оглядывала парня
скучающе-томным взглядом крупная
серовато-жёлтая лягушка с показавшейся
тому утрированно-карикатурно-маленькой
коронкой на голове. Лезть в заросшую
грязно-зелёной тиной и ещё прохладную
по утру водицу было, мало сказать,
неохота, но и попросту в лом. Только вот
пришёл то он сюда именно за этим.
  - Жаниться пара тебе, неуч, давно пара!
Давеча наказывал ему хмельной уже
папашка. На старших-то братьёв хоть
посмотри! Вона они каких жён себе
поотхватывали...
    Вспоминая бледные, как
у безгубых рыб лица невесток, Иван-царевич
с досадой плюнув в сторону Царевны
болотной, настойчиво и с непонятной
надеждой поглядывавшей на него из дальнего
края богом забытого всеми лешими,
непроходимого болота, заросшего столетним
мхом встал с колен и...через пару минут,
заслушался мелодичным голосом то ли
ведьмы, то ли просто прекрасной девушки
с необычно зеленоватыми волосами, вдруг
мелькнувшей справа от него, за кривой,
поросшей с левого бока тем же, привычным
уже мхом берёзкой, незаметно двигаясь
всё быстрее и быстрее, пытаясь догнать
иногда исчезающую в утреннем мареве
тоненькую фигурку, шагал бездумно и
безудержно, даже и не вспомнив о своём
настоящем ли, мнимом ли царстве-королевстве,
да и обо всём на свете, ради...ради незнакомки,
ради той, то всего-лишь раз окинул цепким,
и через мгновение...непривычно робким
взглядом, в котором лёгкая грустинка
причудливо смешивалась с необъяснимой для
него самого надеждой, надеждой на почти
несбыточное...и такое близкое, родное.
    - Да на какой хрен мне эта лягушка-то
сдалась?
    Неожиданно мелькнула в голове Ивана,
теперь уже совсем ДУРАКА... последняя на
сегодняшние день и...ночь трезвая мысль...
- А ведьма или не ведьма, али Кикимора
болотная не всё ли равно? Красивая... до
жути!!! Старики говаривали, когда-то давно
саму Василису Прекрасную тут видели, может
...дочка ейная?? И..и..и... чего зря думать...
Бежать надоть, пока надежда есть...
А сам уже вприпрыжку, не разбирая тропок,
но, как ни странно, никуда не проваливаясь,
всё быстрее и быстрее мчался вслед за
звенящим тоненьким голоском и едва различимой
фигуркой...почему-то иногда притормаживающей
и призывно машущей ему рукой...
- Какой же я дурак!
  Безошибочно сообразил Иван, только это уже
не имело никакого значения, потому что за
кустами показалась полянка с красивым, почти
игрушечным расписным теремом у входа в который
и ожидала его не слишком высокого роста девушка с
переливающимися радугой глазами и необъяснимой
пока радостью на лице... Иван, в эту минуту
начисто забывший о своём царском происхождении,
бухнулся коленями прямо в мокрую, в золочёной
росе, траву-мураву и немеющим от с трудом
пробивавшегося сквозь всё его бесполезное до
этого момента существование Чувства голосом
буркнул:
- Ванька я... Дурак.
  С той поры бывало иногда, что и называла
ласковым голосом девушка Ивана дурашкой,
только сам царевич или не царевич, какая
разница-то, так никогда и не поинтересовался:
ведьмой она была, Кикиморой болотной или
Василисой... Да и зачем??? Любил он её!
До самой смерти любил. Больше, чем до смерти.
Может и сейчас они на этом островке живут...
- Хочешь, сходи проверь, если не боишься...
  Говорят у них дочки, да сыночки
на загляденье были, да и вообще жизнь идёт...
Сказал задумчиво автор, вспоминая свой
последний поход в эти заповедные и доселе
почти не проходимые места в за...
30.
Не сдадимся, Петька!
http://www.stihi.ru/2010/12/28/990
http://www.proza.ru/2010/12/28/169
       "Не сдадимся, Петька!" кричал Василий Иванович,
из последних сил рассекая израненой рукой слишком
холодные для его разгорячённого сердца воды реки
Урал. "И слышишь, как скрипка на берегу
играет..? Победим мы - там филармонию построят"!
       Но Петька молчал - странная костлявая фигура
в чёрной рясе-платье, железной хваткой сдавив горло,
крепко-накрепко прижала другой рукой дулом к земле
его раскалившуюся от выстрелов винтовку...
       "Неужто это и есть смерть?" молнией мелькнуло
в ошалевшем от скоротечного боя мозгу ординарца,
мелькнуло и погасло. Чапай умер за народное счастье,
заслонив его, Петьку, как и тысячи других от неминуемой
гибели. Его, но не себя. И опешившая смерть приняла
эту великую жертву, уходя в недоумении навсегда, вот
только на не такое уж и долгое по человеческим меркам
`всегда`. А Василий Иванович и его ординарец остались
жить вечно, по крайней мере в легендах...
31.
Спиридоныч Путин и эстонцы
http://www.stihi.ru/2011/09/05/5417
http://www.proza.ru/2009/08/26/669
Очертенело меся ногами слякотную прибалтийскую землю,`Терви... (Здрав`ствуйтэ, ви не комуныст? Ми - ест` тож эст`ляндский крест`ьян... Про`сим помоч`)` сотню уже раз репетировал про себя заботливо заготовленную в разведшколе для местных абориген фразу упорно продвигавшийся к ближайшему по довоенной масштабке хутору коротковатый, жилистый, крепкий мужичонка в армяке Путин (нет-нет, не сам будущий Штирлиц, лишь папашка его Вовка Спиридоныч - Отечественная ж вовсю!), что давалось нелегко, учитывая так и не отстёгнутый в попыхах после высадки и в силу означенных причин до сих пор незамечаемой, но тяжкой ношей болтавшийся за спиной некогда чистейший, а нынче весь в липкой унавоженной грязи разворот парашютной ткани со стропами...
     До чёртиков хотелось есть, беда лишь, что выданный в НКВД-шном пайке шоколад `Красный Октябрь` приличной и по тем временам `Бабаевки` потомственному тверяку среди величавой осенней природы ни в какое горло не лез, казавшись дурацким издевательством даже при запивке спиртом. А вот-вот должно было смеркаться. Соратники по отряду, мысленно отчаянно матерясь, беззвучно хлюпали рядом...
     Фермер появился неожиданно. Он - пахал. Трудно придумать более странное занятие этой военной осенью, но фермер пахал. Новенький инструмент посверкивал в сумерках и мешал разглядеть с кем Спиридонычу, как командиру группы надлежало заиметь общение.
     И всё-же разговор завязался. Прикрученные с женой спинами друг к другу и с обильностью русской за компанию окормляемые собственной кровяной колбасой да пресным крупинчатым творогом под морошковую настойку, хуторчане заискивающе и слегка обалдело кивали, слушая разглагольствования их якобы нового соседа по уезду о том, как предок его добродетельно землепашествовал у Романова, родоначальника династии царей русских и каким хозяином уже в то время был... Пока `добровольно` настиранный до блеска молоденькой фермерской дочкой парашют `досыхал` вместе с портянками, кальсонами и другим в кои-то веки не вонючим бельём на островерхих кольях забора под унылую барабанную трель привычной октябрьской мороси, ночь взяла своё и гости разбрелись по мягким полатям. Уснул, похрюкивая в ликёрных видениях и хуторянин, сердобольно развязанный и напаренный в бане веником до пунцовости, уснул как и все, широко разметавшись по полу (правда в сенях)...
     Однако идиллию сего повествования нежданно обрушили внесистемные крики петухов, лай непонятно откуда взявшихся овчарок, резкая отрывистая речь: `Партизайнен?!! Виходи, шнель!!!` и не по-домашнему грубые касания ребристых металлических предметов. `Шмайсером в яй... тыкают` - догадался первым, как грамотный командир, Путин: `...Иииии.... сдала таки счонка смазливая, а лебёдушкой как пела, пока не отпустили: "За настоечкой клюквенной отойду к emm (или memm?), кваска заодно принесу наутреня миленьким вам с огучиками солёненькими..."`. `Счонка!` - повторил он, уже просыпаясь и параллельно давая в глаз и под дых одновременно опешившему от такой недюжинной прыткости прыщавому долговязу-немцу... `Понеслась...` вспомнил фермер вдолбленную несколько лет назад приветливыми представителями голопузой оккупантской власти `кочковатую` фразу из трёх слов и счАстливо отключился, улыбаясь: `Дошла Иенка!!` Вот только радоваться ему было рано: спасители, щедро одаряемые `новыми соседями` национальным руским блюдом - `пизюлями`, временно отходили в темноту на перегруппировку, подтирая разбитые носы и вправляя вывихнутые челюсти...  Именно в этот короткий промежуток группе Спиридоныча удалось бежать. `Ваша Иенка`, как сказал неделей позже, оправляя мундир, их новый квартирант - эсэсовский офицер - `Не все`гда ко`ро`шо вы`пол`ня`ет сво`ю роль, к со`жа`ле`нию...`
       А пока по уши в болоте, с тростинками во ртах, дышащие в буквальном смысле через жу, сослуживцы, даже не жалея уже о недоеденной колбасе-черняшке и чистых рубахах, тем не менее ожесточённо посылали заспавшегося не вовремя шефа на три буквы, прокручивая только что произошедшее перед залитыми болотной жижей глазами... Было очевидно, что давно рассвело, но выныривать, проверяя на собственной шкуре, затихли ли в дали шаги эсэсовцев и собачий лай, никому не хотелось, пока проштрафившийся невыставленными перед ночёвкой постами Путин-старший не подвигся на разведку первым, тоскуя по не расквашенной как следует харе предприимчивого фермера, и убедился, что противника хрен знает когда след простыл. Плюя на хлюпавшие глиной сапоги, прочистил их отворотом армячного рукава и свистнул отрезвевших коллег вверх. Огорчаясь: `Четверо всего...`, когда отряд, отмытый в ближайших лужах и нехило протрезвевший, по-парадному чеканил шаг к границе. `Парашют же забыл. Вот чёрт! Снова старшина наедет... Ну что за непруха пошла... ` - непрошенная мысль, поколовшая слегка совестью командирскую голову, быстро утихла...
      Вскоре отряд Спиридоныча перебросили на Невский пятачок, в регулярную разведку - брать ЯЗЫКА. `Пошли на операцию вдвоём: так шума меньше и незаметнее... короче, подползаем к блиндажу и только приготовились ждать...` - рассказывал он как-то честно любоытствующим годы спустя: `откуда у дяденьки Вовы награда?` пионерам на школьном уроке мужества - `...как оттуда неожиданно вышел немец и, (шнапса что ли перепил?) но пришел в себя раньше, достал гранату, запустил и спокойно пошел дальше… - Наверное, был уверен, что убил. А мы выжили!...осколками, правда, переколотило ноги и вытащили нас, раненых только через несколько часов`....
PS
На разговорном эстонском emm - мама (еma, эст.), memm - бабушка, правда, иногда и `маму` обозначает.
PS
 Иронии на подобную тему не всегда уместны, поэтому в альтернативу привожу и реальные строки из книги `От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным`,  неуверенный, удалась ли стилизация публикуемого под фронтовую байку в достаточной степени... (См. ссылку)
32.
Пролитое кофе или 4-тая тёща программиста Иванова
http://www.stihi.ru/2010/12/25/1142
http://www.proza.ru/2009/12/10/954
-Уж если менять историю, так Кардинально!
С гордость произнёс Д`Артаньян, безмятежно
поглядывая на приколотого словно тощего
каплуна к стенке кареты Армана Жана дю Плесси,
герцога де Ришелье... И всё ещё повторяя,
не остыв: Констанция Буонасье - одна,
Бекингем - один,...тсс... об этом вслух
нельзя..., да и ещё меня тоже вовремя
капитаном не сделал... Так, Ришелье, тоже
один... Ну вот, остался лишь Рошфор.
Винца что-ли бутылочку и снова в путь...
Программист-испытатель из международного
исследовательского центра по изучению
дисфункций времени имени Академика г-на
Уэлса-старшего хохотал до изнеможения,
вспоминая эту сценку... (А всего-лишь
вовремя шепнул на ушко голосом Королевы:
-Шарль, милый, только ты один можешь сегодня
спасти Францию!), пока привычно разлитое
на клавиатуру кофе не замкнуло пару лишних
контактов, только на этот раз весьма некстати...
и из матушки-истории повалил густой белый дым,
после чего со временем там, в таинственной для
непосвящённых, (но не для Иванова, конечно)
глубине экрана, стало твориться что-то поистине
невероятное..
Системный администратор проекта г-н доктор
Кавасаки-сан не торопясь перечитал результаты
представленных срочно собравшихся консилиумом
вероятностных прогнозов предстоящего временного
шторма и, написав завещание, сделал харакири...
Учёный секретарь проекта Джон Форсайт Гарлемский
вызвал через помощника светлый `Кадиллак` и
поехал напоследок оттянуться с любовницей в салун.
Программиста-испытателя дЭниса Иванова все эти
проблемы интересовали до крайности мало: нежно
любимая мама-тёща опять приехала `погостить`
месяца так на три в скромные однокомнатные
апартаменты молодых, после чего обычный обдолбанный
хамбургер с без конца остывающим кофе на рабочем
месте в любое время дня и ночи казался ему
сказочным раем...
Когда Ева ещё только протягивала Адаму восхитительное
наливное яблочко, тот вдруг почувствовал странную
ноющую боль в боку... -А у тебя мама есть?
(Голосом Иванова неожиданно спросил он прекрасную
нагую, но вдруг явно растерявшуюся от коварного
вопроса женщину.) Тут то первый человек и сообразил,
что произошло этой ночью и почему у него не хватало
ни одного, как ещё вчера, а уже целых двух, кажущихся
такими родными рёбер... Добродушный Творец в сторонке,
застенчиво пожав плечами, промолчал, начиная понимать,
кто и как сумел провести его сегодня в своём же
собственном доме. А жизнь в Раю медленно, но
верно сама собою превращалась в ад...
Когда быстроходные пироги белого Бога и Верховного
Духа Кецат....ля одновременно пришвартовались в устьях
Рейна, Темзы, Сены, Руаны, Москвы-реки и других водных
артерий Европы, казалось бы, ничего необычного и
не произошло. После непродолжительных, пусть и довольно
кровопролитных боёв Новая Империя укрепилась на всём
пространстве от Гибралтара до Берингова моря...
Обычные ритуальные пытки (так слегка, для виду скорее)
и через некоторое время мир снова вошёл в проторенную
колею....
Верховный вождь проекта, представитель Императора
Куинцинтль Голубая вода не торопясь пересмотрел
последние распечатки и, невозмутимо терзая с трудом
слушающими пальцами левой руки белоснежные лебединые
пёрышки на берете униформы, пришёл к выводу, что
проект нуждается в некоторой доработке. И уже через
полчаса срочно собравшийся по такому случаю Большой
Совет, после традиционной курительной церемонии решил
примерно наказать программиста Неряшливого Лиса Иванова,
подселив в его вигвам трёх оставшихся мамочек, и поручив
Лиса их неусыпному надзору и воспитанию... Иванов...
Ну что Иванов? ЗАпил он с горя самодельную бодягу из
кленового сиропа и жгучего стручкового перца вместе
со старшим лаборантом Тройное Перо Данилюком и
мужественно перенёсшим публичное скальпирование Джоном
Крысайтом Гарлемским... Вот так, не отходя от рабочего
места, и запил. Причём мате, регулярно приносимое
младшей из жён-секретарш шефа Белой Ланью Аллочкой
все трое застенчиво, но твёрдо игнорировали.
Как, кстати, и саму Аллочку... По три раза в день...
А жизнь шла своим чередом...
-Вот бы запомнить имена всех героев, подумала Аллочка...
Да тут не рай... тут почти ад... почти.
Сонная и липучая муха прилетела и села на комп...
-Да сейчас зима! заорал системный администратор проекта
г-н доктор Кавасаки-сан и снова сделал себе харакири...
Давно облюбованный мухой хамбургер в руке Иванова
слегка подрагивал в такт его могучему дыханию...
-Снова дома не ночевал, бедняга, задумчиво произнесла
уже на ходу секретарша шефа и вышла, тихо прихлопнув
дверь... Ошалевшая от долгого ожидания муха потёрла
лапки и, уже никого не боясь, принялась за ужин...
Темнело.
...
...
К загнавшему третьего сменного коня гасконцу ещё за полночь
присоединились его старые, верные друзья: Атос, Портос и
Джон Д`анилюк... А впереди, у Кале, их третий день с таким же
нетерпением поджидал граф Рошфор со своею верной спутницей и
женой миледи Аллочкой...
...
...
Утро для всех обещало быть на удивление трудным...........
33.
Через реку Урал. Интермедия 8 в непридуманном письме
http://www.proza.ru/2009/07/30/727
     - Не напишешь ничего, о чём думаешь, милая ты ласковая и нежная?)))))))
Солнышко светит в глубине огромных глаз, Лель колокольчиками поёт в искрящейся радостью душе, любая печаль и горести как огня боятся неземной чистоты сияния твой души)))))
     Ну вот:
Надо же написать что-то? А то вдруг... не то что-нибудь? Тьфу-тьфу-тьфу, конечно!!!
================
Интермедия СПЛАВ
================
     - Сплав, Василий Иванович, дело тонкое! Говаривал Петруха, допивая очередную полуторную бутыль мутного самогона и нежась в тепле и приятной сухости на сеновале у тётки Фёклы... А унылый комдив с обвисшими почти до колен мокрыми усами в это время обречённо переплывал вздувшуюся в половодье реку Урал...
Белые оживлённо стреляли, споря между собой и радуясь, как дети, при каждом метком выстреле... Чапай же всё плыл и плыл... плыл и плыл...
     - Кощей он что-ли? Или его вера в революцию настолько сильнее, чем наша в Бога и царя-батюшку (земля ему пухом...) Удивлённо пожимал плечами вахмистр Перепеленко, в очередной раз перезаряжая порядком перегревшийся уже винчестер...
       - Ну, комдив, за очередной гребок!!! Приговаривал верный Петруха, один за одним опустошая полные до-верху гранёные стаканы и закусывая их головкой ядрёного от сладости лука... И тут его фуршет неожиданно закончился на самом интересном месте...
Это Фёкла, которой подобное развитие "мероприятия" порядком наскучило, отвлекла Петруху на [не]продолжительное время... И Чапай понял, что зря променял вчера свой, подаренный ещё самим... в Первую мировую спас.жилет на ящик первача для утреннего банкета... В душе красного полководца СВЕТАЛО... а ноги неожиданно для себя самого удлиннились и достали дно...
- Да здесь же с три моих роста??? Ещё успел подумать Василий Иванович, закашлявшись от огорчения в последний раз. Самогон из случайно перевёрнутой Петькой бутылки вытек до последней капли... Остался только запах его. Вечный... Но Петьке это было уже недосуг... Как и Василию Ивановичу... Стало почти тихо, лишь где-то в углу, глубоко под соломой, запоминал все события для потомков верный делу коммунистической партии честный прямой и бесстрашный, как все настоящие большевики, политрук Фурманов...
- Анка, а где же Анка??? почему-то не стихала в его утомлённом мозгу навязчивая мысль...
Постепенно политрук согрелся, дрожь из членов куда-то ушла, и он тихо с присвистом засопел...
- Опять Фурманов здеся! Ну три копыта ему в зад и хомут на шею! Проскользнула у Петьки первая за последние ТРИ минуты осмысленная мысль, и он снова провалился куда-то далеко-далеко...
А Василий Иванович снова плыл, плыл и плыл, только уже по другой, какой то непривычно чёрной реке и ему больше не было холодно, мерзко и страшно.
- Жаль первача не захватил, думал он, погружаясь в небытие... Петька то там каак...?....................... Знамя хоть спрятать успел? Не замарал бы.........
А мировая Революция обязательно победит....
И ВРЕМЯ ДЛЯ КОМДИВА ОСТАНОВИЛОСЬ НАВСЕГДА.
Извини, совсем не по теме! Задумался и написал рассказ в твоём письме.
С нежностью и теплом, любимая...)))
 
34.
Кон-рад
http://www.stihi.ru/2010/11/20/861
http://www.stihi.ru/2010/11/20/1234
http://www.stihi.ru/2010/11/22/709
http://www.proza.ru/2010/11/20/205
                                     `Может быть, я напишу глупость, но кто сказал, что
                                      нельзя время от времени быть просто глупым на ночь
                                      глядя. Когда-то давно мы читали Брюсова и Блока -
                                      и стихи переливались нам сиреневым, фиолетовым и
                                      лиловым. Не содержанием - чем-то другим. "Кон-рад"
                                      напомнил мне те времена. Воронёная сталь, отразившая
                                      сапфир и стёкшая рубинами на траурное кружево.`
                                                             Юрий Сумрачник
                                     `Прекрасной Дамой брошен он на подвиг,
                                      Её цвета украсили плечо...
                                      И всё равно ему, что он - покойник,
                                      А мне, что имя проклято её.`
                                                             Татьяна Софинская   
   
        Часть 1.
    Он родился рыцарем.
(-`Да, мальчишке пятнадцать лет, но причём тут, фрау Марта, токарный станок??`)
    Он родился рыцарем и игрушечный меч, подарок деда Александера,
по ночам становился настоящим, призывая куда-то вдаль, вибрируя и отливая
синевато-чёрной, совсем не фиберпластиковой, как на ощупь, сталью.
    Он родился рыцарем, вырос, пошёл на завод и долго и нудно учился делать
маленькие, блестящие штучки для несущих смерть `Мессершмитов`. Долго и нудно,
потому что обычные немецкая собранность, аккуратность и неторопливость почему-то
не прививались к его характеру, отваливались и засыхали...увечными, маленькими
сучками.
     Он родился рыцарем, вернее был посвящён в рыцари ордена святого Грааля
самой Королевой Марией в день, когда золотистое солнце впервые согрело его
душу и он победил на турнире всех, победил,...вот только потрёпанную весеннем
ветром трёхцветную ленточку с его плеча грубо сорвал, вручая большой медный
Кубок, сам Король. Сорвал и срывающимся от волнения голосом хрипло спросил:
-`ОткУ-дА??`
     Но Конрад смолчал: глупой истории о скрытой под чёрным платком женщине
(старухе?), принёсшей ленточку и за руку препроводившей его прямо из пропахшего
дымом цеха на зелёный замковый двор ПОВЕРИЛ БЫ КТО?
     Он родился рыцарем и Королева Мария, лично, ещё до боя, перекрестила его
поданным всё той же незнакомкой в чёрном мечом и произнесла: -`Конрад, Ты теперь
Рыцарь мой, так носи же это звание гордо и не склоняйся ни перед кем! И целовал
он в том бархат её белоснежных рук, целовал много-много раз, пока не...проснулся.
     Утро выдалось хмурым и жухлая осенняя зелень, вся в оспинах после английских
бомбёжек, не радовала Кон-рада. `-Кон-ра-да!` Своё новое имя (или старое?!)
родившийся Рыцарем никогда больше не забывал...
       Часть 2.
    Он родился рыцарем и заводской двор уже ничем не притягивал смуглого,
скуластого с боле не соломенными кудрями, парня.
    Родился рыцарем, а мог бы не родиться вообще и поэтому со страхом, впервые
за те дни сознательно испытанным страхом ждал: придёт ли таинственная служанка
королевы ЕЩЁ раз.
    И она пришла, Пришла!!! -....Он же - родился Рыцарем! И сама Святая Мария повелела:
`Доставить, доставить сей же час!`...доставить не взирая на всё последнее
время путавшихся рядом шпионов венценосного и такого любимого ещё ею месяцем раньше
Супруга-Короля.
    А следующим вечером Монарх торжественно ПОСЛАЛ своего нового ВЕРНОГО рыцаря и
оруженосца сражаться с Дра-коном, чудовищем, грабившим и разорявшим окрестных от
приграничного городка S... жителей королевства туманов и дорог.
    И тот, кто родился рыцарем, отказаться не мог... Тем более, Королева ночью
сама попросила Его ПОМОЧЬ.... Ночью, перевернувшей всю до того, как оказалось,
бесцветную и до предела простую жизнь Рыцаря Кон-рада.
    Он родился рыцарем и после трёх дневного конного перехода наконец увидел
...Человека с таким же как у него мечом, в таких же латах и с той же трёх-цветной
ленточкой на плече. -`Почему??` С трудом, но слетел с его мгновенно высохших и
побелевших губ дурацкий для настоящего Рыцаря вопрос: `Почему???` А вот ответа
НЕ БЫЛО. Зеркало времени, возможно, создало не один круг и не одного Кон-рада.
Возможно. А возможно это и на самом деле был Дра-кон, МНОГОЛИКИЙ, МНОГОМЕРНЫЙ,
сожравший и навсегда испоганивший его детскую мечту циничной до нельзя сутью:
Всегда и везде и Рыцарем Кон-радом и Кон-радом-Дра-коном ВСЕГДА был и всегда
будет ТОЛЬКО он сам.
    Он родился рыцарем и рыцарем вынужден умереть, умереть сразу во всех мирах,
доступных любовному колдовству той, что ещё когда-то девчонкой, на древнем
кельтском святилище обменяла бессмертную душу на любовь, не побоящегося
порвать кровные узы и уничтожить хоть всю Вселенную ради любой её прихоти, прихоти
только и именно её - будущей Святой Марии.
    И он не побоялся, не побоялся даже в самый последний миг, когда пожав друг
другу руки, Дра-кон и он или он и Кон-рад (не всё ли при нынешних обстоятельствах
равно?) одновременно пронзили мечами собственные сердца.
    Волшебная вселенная, придуманная на заре времён рухнула и юноша снова очнулся
в собственном, и как казалось таком далёком от его нового, прекрасного мира,
домике на Рюгель-штрасс 27 дробь 1. Только на аккуратных газонах ровной, сглаженной
ветром коркой, неожиданно ярко белел снег.
   ...Через два дня его повесили. Смуглого, совсем не похожего на свою же фотографию
из пропуска на завод, отсутствовавшего полгода парня с необъяснимыми ни для кого следами
рубленых ран на резко возмужавшем теле, замызганной ленточкой цвета английского флага
на плече, повесили, когда Дра-кон в свою очередь пронзил Кон-рада синевато-чёрным,
покрытым непонятными рунами мечом.
     Он родился рыцарем, но Рыцарем родился и Дра-кон. А Королева Мария? Святая
Мария? Как она?? (Боги ещё простят её, а вот Кон-рад умрёт). Король же всё чаще
станет морщиться, награждая кубками всё более и более юных победителей турниров
и только на Рюгель-штрасс 27 дробь 1, за закрытой маскировочной тканью окнами,
длинными, унылыми вечерами горько будет плакать маленькая, сгорбленная женщина в
чёрном, та, которую так никогда и не узнал в привидевшемся или оказавшемся явью
мире Кон-рад: его мать.
           Часть 3.
      -Что лучше? Не рождаться, или не рождаться рыцарем...?
спросил автора его друг Бэд Кристиан
и неожиданно получил совсем не авторский ответ:
      -"А может быть ещё и не любить и не носить имя Кон-рад? Может быть??
Увы, - не может. Покажите мне пальцем на того подростка, который
не откажется от юной королевы и волшебного рыцарского меча, выбрав
именно её, а не прыщавую, веснушчатую, но СВОЮ...подружку по
`Гитлерюгенд?` Покажите мне его!" - грозно, но весело произнёс
местный бригаденфюрер... и все они, абсолютно ВСЕ из бывшего цеха
Кон-рада молча, но дружно показали. ПОКАЗАЛИ на.... А на следующий
день Кон-рада ПОВЕСИЛИ. Дети, они же и есть - дети. И вообще, зачем
это нужно - всегда и всем говорить правду?
           Часть 4.
      
        Сами её попробуйте дописать.
35.
Вампум или Странно, что она вообще любила его
http://www.proza.ru/2010/11/25/1499
       Он был богатый белый, а она тоненькая, словно тростник, индианка? Если бы... Всё дело в том, что богатой белой была она. Высокая, смелая, умная, красивая женщина и единственная дочь богатого плантатора с ФлОриды. А он? Он то и был обыкновенным вонючим индейцем, краснокожим, полузверем, недочеловеком, которого любой свободный американец мог убить почти без предлога. Почти...
       Странно, что она вообще любила его и любила больше, чем стоя сейчас вместе с ним и детьми у банка, могла бы рассказать кому-бы то ни было в этом небольшом Вирджинском городке, в который она - тоже Вирджиния (нет, не девственница, а именно Вирджиния - имя такое) как-то осенью приехала к сыну давнего компаньона отца обручиться, а заодно и открыть счёт в банке другого отцовского друга, на этот раз, к несчастью, северянина-юниониста (бывает же?!) А дальше всё закрутилось само собой: помолвка с Донахью, непрерывные балы в его имении, концерты, шампанское, ну и конечно же деловые встречи. Во время одной из коих всё и произошло.
       Когда Алберт Квинсли, такой утончённый джентельмен, друг отца и почти дядя выписывал банковскую закладную и билеты, рядом с его шеей неторопливо-стремительно пропела первая стрела, а потом и десятка два загорелых чуть не до черна краснокожих владельцев луков самолично ввалились в прекрасно обставленный банкирский кабинет прямо через окно.
       Сидевший на диване в углу Донахью, по неизвестным ей причинам в упор не переносил Альберта и поэтому, вытаскивая свой револьвер, непозволительно промедлил и естественно не успел: узкая кожаная петля в секунду свершила привычное действо, опытные руки, мгновенно сняв с ещё дышавшей жертвы скальп, одним движением подвязали его к поясу и тут наступила очередь Альберта. Вот только убивать его никто не стал: она встала и сама предложила пойти с ними, чтобы оставить в живых этого, такого доброго на вид человека, который в детстве любил держать её на коленях...
        Нападения индейцев были к тому времени большой редкостью, вооружённое сопротивление заканчивалось и разрозненные остатки племён, потерпевших поражение в боях с регулярной армией зализывали раны в самых малодоступных местах, лишь изредка отваживаясь на подобные нынешней вылазки.
        Дальше всё было как в сказке: `Я передам тебе свой вампум и ты придёшь ко мне, к нам, на нашу свадьбу, придёшь через месяц сама... ДАЙ СЛОВО!` - негромко закончил мускулистый, но самый тонкий из них. `Я - вождь` - добавил он, уходя, после того, как она, положив руку на библию твёрдо произнесла: `Да.`
        Месяц прошёл быстро. О налёте краснокожих давно уже не никто вспоминал. Охрану городка усилили. Донахью? Но только в обыденных перестрелках каждую неделю гибло по несколько человек... А она всё думала: уезжать домой или нет? `Дядя`, до того горячо уговаривавший вернуться к отцу, в последнее время притих, осунулся и стал редко выходить из дому: замолвить доброе слово за индейцев-мужчин было позором в их кругу, но и не признать индейскую честность и решимость было нельзя. Время же шло и в один из вечеров в случайно отворившееся от порыва предгрозового ветра окно упало тщательно переплетённое индейское письмо: две держащиеся за руки фигурки, вплетённые в вампум и всё...
         Белая, смелая женщина... смелая ли? После стольких заплаканных ночей, когда (и ничего ведь не помогало) ей снился он, молодой, смелый, гордый и... такой далёкий. Может быть и не смелая - тонкая подушка иногда пропитывалась слезами почти насквозь. А сейчас она вертела перед руками этот тёплый прямоугольник с силуэтами мужчины и женщины, силуэтами их двоих и понимала, что её ждут.
         Записки `дяде` Алберту из двух слов: `Ты знаешь...`, отцу: `Не ищи...` и маме: `Не расстраивайся так - когда-нибудь я вернусь` остались лежать на полу у камина, сдутые  ветром, когда будущий спутник негромко кашлянул и протянул ей руку. `Два часа ночи, - подумала она, - город спит и никто нас не увидит.` Так и вышло. Узкая, остро пахнущая жиром ладонь в самые опасные моменты ложилась ей на плечо или талию, поддерживая... иногда подталкивая, иногда помогая. Дальше? Дальше всё получилось само собой: холод, откочёвка в болота, презрительные щипки и даже плевки смуглых соседок, вигвам, показавшийся бы в первые недели просто адом, если бы не он... и... странная дружба-любовь, в которой её новый мужчина, до сих пор так и не ставший по-настоящему мужем, бережно приручал свою избранницу, оказывая пришелице из иного мира неторопливые и почти незаметные знаки внимания. А через несколько лет скромная индейская семья: мужчина и женщина, одинаково вымазанные жиром и загорелые, с мальчиком и девочкой за спиной, остановились и долго ждали у высокого серого здания банка на Дэннинг стрит и такие же невозмутимые ушли по первому требованию шерифа, так и не встретившись с `дядей`, несколько часов кряду смотревшим на них из окна грустным, но жестким взглядом.
         Странно, что она вообще любила его. Она - гордая, деловая женщина, и он - обычный смуглокожий индеец - недочеловек, по сути своей полузверь, которого любой в этом городе мог застрелить просто так. `Я передам тебе свой вампум и ты придёшь ко мне, к нам, на нашу свадьбу, придёшь через месяц сама...` И она пришла, а теперь уже не могла, не хотела уходить, возвращаться в шумный мир уютных городков Вирджинии и тихих плантаций ФлОриды. Не хотела или не могла... Кто бы принял её в этом мире: жалкую жену индейца, подстилку краснокожего, не белую уже, а индианку, ту, родители которой прилюдно отказались считать дочерью.
          Алберт Квинсли впоследствии был объявлен национальным героем (при жизни, конечно), а о ней всего-лишь два-три племени местных гуронов до сих пор слагают красивые легенды. Всего-лишь.
          Он был белый, а она тоненькая словно тростник индианка? Если бы. Подобных вариантов в ту эпоху в Северо-Американских Соединённых Штатах случалось немало. Всё дело в том, что белой была она, женщина и единственная дочь богатого плантатора с ФлОриды...
36.
Мимо...
http://www.stihi.ru/2009/08/25/3204
http://www.proza.ru/2009/08/25/458
`Сразу, но по-чуть-чуть и понемногу`... - классный отрыв в скорости!!!
Тихо радуюсь, пролетая мимо тебя на межгалактическом крейсере своей мечты,
неожиданно обгоняемый своей же мыслью и вдруг обнаруживаю себя несущимся уже со сверхсветовой скоростью внутри оптоэлектронного кабеля...
- Сеть! с горечью произношу я, стараясь ещё больше увеличить скорость и наполняясь безумным счастьем при виде очередного удачно выполненного на разгоне поворота... Всё вокруг сливается в слепящие нежно-белые полосы, только структура слишком похожая на горки аквапарка иногда зачем-то требует пароли, мгновенно выплёвываемые прерываниями в матрице моей памяти, но вот пульт ракеты...ещё быстрее... ещё... каждый мой атом, радуется своему существованию, превращаясь в волну и взрываясь чистейшей радостью в очередном кипящем водовороте... Класс!!!!! Звёзды на экранах и по бокам хрустальной, искрящейся лёгкими голубыми молниями кабины сливаются в два тугих мерцающе-серых шлейфа.... молочно белые стенки опто-кабеля расплываются и становятся настолько мягкими, что я иногда чудом не вылетаю из него... быстрее, ещё быстрее, это же так сладко, если быстрее..... Облако, нежное белое облако, твои черты, глаза, они просят о чём-то, твои губы шевелятся, а я? Я должен затормозить? Сразу? Но разве это возможно? Но ты... и я... Взрыв. Огромный, ослепительно-белый взрыв и страшная боль в ушах... Пучки странных зеленоватых лучей исходящие из моих глаз... Прекрасный пульт превратился в пожираемый огнём хаос странных конструкций, оплавленных нестерпимым жаром, а потом покрывшихся узорчато-твёрдым молчаливым инеем, звёзды, смотрящие на меня через пустые глазницы иллюминаторов молчат, обломки экрана на полу - тоже... толстые шершавые стены трубопровода больше не светятся, они мрачны и тусклы, скрюченные в изломанную грубо смятую паутину хаоса, и лишь кое-где ещё светятся, остывая, голубоватые пылинки иллюзий. Матрицы больше нет. Бога очевидно тоже. Мира? Мир скорее всего выдержал, но мёртвые каналы волокон его наполнены болью. Болью памяти. И в этом мире больше нет тебя. Я почему-то знаю это. Знаю, потому что я был... а значит...
37.
Последний ли?
http://www.proza.ru/2011/10/25/1400
 
                      Подковки форменных ботинок слегка клацнули после пружинистого прыжка
с последней ступени откидного трапа на искрошенные, заросшие зеленовато-серым мхом
бетонные плиты музейного комплекса `Российский космодром Плесецк`. А уже через пару
мгновений аэроэкспресс метнул его в столичную Нескву - по-прежнему в огнях, как и в день
старта новенького `Бурана-2`, 19 августа далёкого 1991-года. Названья другие, подумал он,
только и всего... Несква? Понятно, в принципе, как Люберецко-Петроградский район,  например.
Докладываться только некуда и некому. Испытательный полёт почти не был засекречен, но
связь с КП в подвальном бункере `Останкино`, прекратившаяся после отсчёта на `пуск`, не
была восстановлена. И вот - родина. Ностальгично? Да нет! Фокусы недоработанных толком
атомных двигателей - изделия на термояде, допуск на ознакомление с которым ему так и не
согласовали до полёта, лишних часов не оставили даже на сон. Теперь же первое, о чём мечтал,
было: выспаться. То, что СССР больше не существовало, сказывалось полным отсутствием
пролетарской символики в доставшей уже до упора с момента приземления рекламе, создавшей
в то же время определённую схожесть строгой паутины любимых когда-то улиц одновременно
с дикой смесью Голливуда и Гарлема (так хорошо знакомых по стажировке в NASA) и серых
заводских районов Перми, например, где жили друзья. Узнать их было ещё можно- подаренный
год назад коллегой американцем навигатор и штурманские курсы такое вполне себе позволяли.
                     Парадная ближайшего от выхода из лифта станционной трубы здания
оказалась изрядным гадюшником, несмотря на благозвучную надпись: `Шэттл-фудс`,
напомнившую о вполне привычной космической еде. Чего ж задумался то? Входить надо.
И, споткнувшись о кромку тротуара перед входом, пилот вошёл. `Столовка, обычная столовка
самообслуживания мелькнула мысль`, мелькнула, угаснув - в зале вообще никого не было.
Что происходило, только сейчас дожевали его мозги: на улицах, в транспорте, светящихся
окнах зданий отсутствовали люди. Сон ли? Непохоже. Аппетит, однако пропал, и Савин вышел,
шаркнув ненавистный поребрик ещё раз. Сразу стало холодно и неуютно-мерзко. Зачем он
вернулся... Зачем? Для чего приезжал сюда, в Нескву, выбрав единственное однозначно
сопрягаемое со старой действительностью название с выдвижного экранопульта аэроэкспресного
кресла, для чего показавшиеся бесконечными месяцы полуголодный и злой чинил-настраивал
непрерывно вылетавшую из строя аппаратуру никем до него ранее не пилотировавшегося
челнока, пробив углом отодранного с трудом оружейного `мини`сейфа приборной панели
переборку в двигательный отсек. Зачем всё это, если хрен знает сколько лет прошло на
этой его домашней земле и если он вообще, возможно, последний? Чертыхнувшись, Савин
вернулся к вокзальному капсульному комплексу и, взглянув тоскливо на панель управления
автоматически раскрывшейся кабины, аккуратно нажал круглый чёрный квадрат с надписью
`Back`, закрыв при этом глаза - в мире, расширившемся-сузившемся до предела, решения он
должен был принимать теперь всегда сам и один. `Всегда сам и возможно один`, - новая мысль
в сознании гаснуть никак не хотела...
38.
Сейчас бы взорвать темноту
http://www.stihi.ru/2011/03/27/9697
http://www.proza.ru/2011/03/30/1204
Сейчас бы взорвать темноту,
тебя выхватить... и вверх...
на огромной скорости вверх...
к чёрным звёздам....
и блестящему серебряному солнцу...
Сейчас бы взорвать...
39.
Попугайка
http://www.stihi.ru/2011/11/24/10772
http://www.proza.ru/2011/11/25/526
     В большой клетке железной
  попугайка волнистая,
         зелёненькая,
 лапками качая вверх-вниз, прутики толстые днями напролёт
 по одному выламывала...,
 а потом голым клювом серо-жёлтеньким... над гардиной в стене бетонной
   оспины глубокие оставляла... и её долбя день и ночь...
 С воробьями за окном разговаривала, стекло скользкое, кухонное,
 пытаясь клевать...
         потому Ларка и прятала так чаще частого в клетку её.
                Замкнутый круг.
    Гнёздышко сделала, яичко, из которого так и не вылупился никто
 (а как у одной то?) честно высиживала...
   и через 2 года наконец улетела весной... осенью ж, наверно, умерла -
 не живут на свободе... в северном Питере попугайки волнистые...
40.
Кто б научил меня выть по-собачьи?
http://www.proza.ru/2009/09/10/787
`-Кто б научил меня выть по-собачьи?`
...И не только выть, но думать... Хранители, они не хозяева и не боги, они всего-лишь люди, самые обыкновенные люди, да что они знают об этой Свободе??!!!! Что???????!!!!!!
...Выть...Лаять...Лизать
41.
Цепной пёс-1. Звенья
http://www.stihi.ru/2011/03/27/10390
http://www.proza.ru/2011/03/28/29
Цепной. Двадцать четыре часа в сутки дикой злобы.
Не перегрызть. Цепной. В глазах остервеневшее небо.
Выл от злости. Давно. Цепь стальная. В тело намертво
въелась. Ни её, ни шею не перегрызть. Поквитаться хочу.
Белое чёрным сделать. До конца пойду. Хозяин.
Знай это. Двадцать четыре часа в сутки. Шесть лет.
Катаракта от тёмной конуры и блеклой луны.
Солнце ненавижу. Жжёт. Сосед. Репьи из-за забора.
Палки. Хозяин. Бита и сапоги. Ботинки. Тяжёлые,
с набойками кованными. Рычанию радуется. Собака злая.
Так должно. Цепной. Суки у других. Чувствую. Течку.
Белое и огромное. Цепь грызу. Месяцы. Тоньше стала.
Звено одно. Наполовину. Скоро. Ответ. Выкормыш соседский.
Рогаткой. Гноятся дыры. Дробь в соли выдерживал.
Ночью приду. Рассвет холодом дует, а ночь моя. Чувствую.
Отбито всё, но нет. Двадцать четыре часа того, перед чем
ад человечий - рай. Не перегрызть. Хозяин так говорит.
Сильный. Моя ночь. Луна уйдёт и...
42.
Цепной пёс-2. Кровавый рассвет
http://www.stihi.ru/2011/03/28/4714
http://www.proza.ru/2011/03/28/1437
Холодно как. Звено выррвал. Кровь с горла возбуждает.
На шерсти охрою чёрной спеклась. Запах. Рассвета
вдосталь. Но рано. Спит хозяин. Утро. Устал.
Бесшумно я. Дверь лапой отворил. Рык в груди
нестерпимой болью давлю. Он. На диване разметался.
Человек. Мир твой уходит. Мгновение и всё. Жалость
резанула. Щенком вспомнил, но нет. Бита рядом.
С шерстью серой налипшей. Так и заснул. Устал когда.
Дыхание прерывистое. Кормил всё же. Не теперь.
Шея гладкая. Долго ждал. Цепь и Цепной. Одной крови мы.
Охристой, густой. Прощай хозяин. У тебя не такая
была. Тяжёлая ночь. Соседские псы завыть пытались.
Лощёные. С города привезены. Луны не было. Сзади.
Не джентельмен. Быстро. Рода того же. Выкормыш -
нет. Испуганный. Жалость непонятная. Есть не стал.
Перекусил и... Шесть лет ждал. Из часа в час. Всё.
43.
Цепной пёс-3. Первая из...
http://www.stihi.ru/2011/03/28/5378
http://www.proza.ru/2011/03/28/1430
День. Шкуру в речке омыл. Далеко.
Сукою пахнет. Не знаком. Странно
всё. Злобы нет. Рычу хрипло. Не то.
Залаять не... Сорвал, на цепи ещё.
Гнетёт непонятое. Молоко мамки так...
Рвусь. Не жестокий. Нет. Хозяина зря.
Вою от... Солнце. Не такой. И пахнет.
Шерсть гладкая. Улыбнуться бы. Не уме...
Лай лёгкий. И испуганно вскрик: `Он!`
Девчонка. Юбка короткая. Ноги. Дрожь.
Зубы сжал. Скалюсь. Зачем? Не ударит.
Зна... Без поводка. Рядом. Белая.
В колени вжата. Страх. Дотрагиваюсь
языком до. Обеих. Та вторая. Она
с первой. Одно как. Лижу. Присел.
Уходит дрожь. Тявкает, белая. Тянет
к ней. Боль прошла. О колено той, что
выше трусь. Назад подалась. Ждёт.
Снова лижу. Меньшая. Носом ткнулась.
Ухожу. Не умею так. Злой. Крови хочу.
Убью. Цепь осталась. Хозяин. За что?
44.
Неправда
http://www.stihi.ru/2009/08/02/4686
http://www.proza.ru/2009/08/02/894
 -Что такое чувство и почему океана его может не хватить на двоих? Да, мои линии действительно коротки, но я не слишком верю что всё это правда...
 спросил как-то юноша с печальными глазами у молодой симпатичной гадалки, осторожно водившей длинным, слегка подрагивающим пальцем по линиям его руки.
 -Наклонись ко мне и скоро ты узнаешь ответ....Целуй, не смущайся, нежнее, правильно, так, тише... Не обнимай меня, осторожнее, на нас могут смотреть...нежнее, не надо больше!...нет не уходи...я ещё не всё объяснила... повторим, ты должен запомнить урок... Не так жадно, я никуда не убегу, тише... глубже, ещё....
 прошёл час... два...
 -А теперь уходи.
 тихо сказала гадалка. И кроме тебя есть кому меня любить... Есть. Уходи.
 И юноша медленно пошёл... потом обернулся вдруг на мгновение, но...уже никого не увидел там, где лишь пару секунд назад сидела цыганка и уныло прибавил шаг, а горящие голубыми искрами глаза его снова сделались печальными и серыми, как дорожная пыль...
 Он...понял.
 ...Темнело, но за углом старого дома, в глухой тёмной подворотне, до боли сжимая тонкой рукой тусклые серебряные монисты, беззвучно плакала оставленная им девушка, шепча:
 -Грех это... такой молодой... и ничего нельзя изменить... ничего... Грех.
 Только пусть хоть один раз. Всего один... последний... Нет.
45.
Молчание и Любовь. Выбор монаха
http://www.stihi.ru/2009/01/26/3054
http://www.proza.ru/2009/08/11/229         
     Молчание -хуже зла, потому,что зла -НЕТ,
     Молчание -хуже добра, потому,что добра -НЕТ,
     Молчание -хуже жизни, потому,что жизни -НЕТ,
     Молчание -хуже смерти, потому,что смерти -НЕТ,
     Любовь лучше молчания, потому,что она -ЕСТЬ!
     Счастье лучше молчания, потому,что оно -ЕСТЬ!
     Нежность лучше молчания,потому,что она -ЕСТЬ!
     Радость лучше молчания, потому,что она -ЕСТЬ!
 В пещере у заросшего почти до середины буро-серыми сорняками
 Террикона на окраине городка С…,
 А точнее в обвалившемся боковом штреке
 Старой шахты, с согласия отца Игната,
 Уже несколько лет, как поселился
 Давший обет молчания молодой монах
 С красивыми светло-льняными волосами
 И сверкающими как два аметиста глазами.
 Отец Игнат, высокий и рыжеволосый,
 Занимался тяжёлой и суетной работой по восстановлению
 Заброшенного при прежней власти старинного мужского монастыря.
 Представители новой власти тоже были не прочь положить
 Руки на часть возвращённых монастырю земель и
 Потому помогать старались больше на словах,
 А отец Игнат денно и нощно просил Господа о помощи
 В святом и богоугодном деле возрождения своей обители…
 Так и вышло, что монах, никому не мешая,
 Молился целыми днями у себя в пещере,
 Лишь иногда выходя за скудными подаяниями,
 Оставляемыми жалостливой паствой,
 Состоящей в основном из местных старушек.
 Он просил Бога помочь всем страждущим,
 Не оставляя ничего для него лично,
 Просил за них во имя жизни о всепрощении всех сущих
 Тяжких и не слишком тяжких грехов,
 Обещая искупить их своими молитвами
 И твёрдой ВЕРОЙ. Он просил не словами, но так искренне,
 Что, иногда казалось, будто лик на вырезанной из старого «Огонька»
 И наклеенной на грубый картон иконе, подаренной
 Ему когда-то УМИРАВШЕЙ матерью, ПРОСВЕТЛЯЛСЯ
 И в пещере слышались звуки тихой органной музыки…
 Постепенно бабки стали замечать, что после визита
 К своему безмолвному соседу их радикулит на долгое время
 Замолкал, сплетни соседок становились тише,
 Дедки реже выпивали,
 Да и старые раздоры меж ними как-то улеглись сами собой…,
 Потянулись по выходным в гости, казалось бы давно
 Забывшие дорогу в родительский дом дочки с зятьями
 И сыновья с невестками.
 Прихватывали они с собой и неугомонных детишек,
 Отрывая их от компьютерных стрелялок с неизменно оживающими монстрами,
 На радость давно отвыкших от подобного чуда дедов и бабок…
 Осторожная молва разлеталась по окрестностям быстрее новомодных
 SMS-ок, так и непонятых доживавшими в глуши забытой Богом
 Бескрайней Среднерусской провинции стариками…
 К пещере, и уже не только в церковные праздники, извивалась
 Длинная вереница автомобилей
 С закутанными в чёрные платки богомолками издалека,
 Оставлявшими у входа не только еду, но и деньги…
 Правда, монах всегда возвращал их дающим обратно,
 А люди складывали тайком у входа, в старой корзине,
 Или просто завёртывали в пакет с едой,
 Мечтая и надеясь исцелить болезни и неудачи,
 Горести и страдания, дурной сглаз, хроническое
 Безденежье, стресс, запой близких и многие другие
 Не описанные в Библии хвори…
 Монах, осеняя приходящих крестным знамением,
 Как бы вглядывался в глубину души тёплыми искрящимися,
 Но чуть печальными глазами, выслушивал
 И снова продолжал молиться…
 Деньги и ненужные ему вещи по субботам
 Забирал, прибегавший от отца Игната мальчишка-послушник,
 А монах КАЖДЫЙ РАЗ ласково приглаживал тёплой шершавой ладонью
 Его НЕпослушные вихрастые волосы.
 Так бы и текла размеренная годами жизнь,
 Но, однажды, хмурым осенним утром пришла
 К нему в замызганных туфлях со сломанными по дороге шпильками,
 Такая же молчаливая девушка,
 Худая, с обесцвеченными до серо-голубого оттенка
 От многолетних слёз глазами и, став на коленях, сказала ему:
     Молчание -хуже зла, потому,что зла -НЕТ,
     Молчание -хуже добра, потому,что добра -НЕТ,
     Молчание -хуже жизни, потому,что жизни -НЕТ,
     Молчание -хуже смерти, потому,что смерти -НЕТ,
     Любовь лучше молчания, потому,что она -ЕСТЬ!
     Счастье лучше молчания, потому,что оно -ЕСТЬ!
     Нежность лучше молчания,потому,что она -ЕСТЬ!
     Радость лучше молчания потому,что она -ЕСТЬ!
 - Я ЛЮБЛЮ тебя уже много лет,
 Но мои письма возвращаются из монастыря обратно без ответа...
 Я не могу жить без Любви, а Любовь для меня - ТЫ!
 Но ты... МОЛЧИШЬ... и вся моя Вселенная рушится...
 Я умоляю, попроси Господа...
 Отпустить тебя ради нашей Любви!
 Я умру одна или с тобой,
 Но никогда и никуда не уйду отсюда...
 Так до вечера молила его девушка,
 Стоя на коленях и плача…
 Надолго задумался монах.
 Следующие два дня он, не разгибаясь,
 Неустанно просил о чём-то Спасителя,
 Ни разу не прервавшись на сон и немудрёную пищу.
 Девушка же днём сидела и смотрела ему в глаза, а
 хмурыми и холодными осенними ночами
 Спала у входа в пещеру на старом рваном одеяле,
 Забытом кем-то из богомольцев.
 Пришедший в очередной раз забрать милостыню мальчишка
 Сообщил о странной гостье отцу Игнату,
 Который наступившую ночь провёл в молитвах...
 Отец Игнат, приехавший рано утром на старом колхозном газике,
 Давно списанном и раскуроченном местной пьянью и так же
 Тщательно восстановленном самими же обитальцами
 Для нужд монастырской братии,
 Увидел не монаха-затворника, а всклокоченного,
 С воспалёнными глазами юношу, нежно шептавшего
 Пересохшими губами положенной наискось
 На холодную лежанку из камней
 И тщательно укутанной старым одеялом
 Разметавшейся в жару девушке:
 - Не уходи!!! Я - Люблю тебя! Не уходи…
 Я не могу больше молчать, НЕ МОГУ!!!!!!!
 Целуя по очереди то её,
 То маленькую картонную икону спасителя,
 Стоявшую в нише у изголовья.
 В эти моменты монах произносил еле слышно:
 - ВЕРА СИЛЬНЕЕ ЛЮБВИ! Вера сильнее Любви…
 Отец Игнат покачал головой и отвёз обоих в
 Районную больницу,
 Неухоженную, но тёплую и наполненную
 Казалось бы до отказа, деловитыми врачами,
 Больными и их бесцельно суетящимися вокруг родственниками…
 Что было дальше я не знаю,
 Только в заброшенную келью-пещеру монах не вернулся,
 А отец Игнат весной посадил у входа в неё
 Два красивых куста роз и
 Раз в три дня лично проходит пешком 12 километров,
 Чтобы полить их, взрыхлить землю и…
 Помолиться у забытой монахом в нише кельи,
 Наклеенной на картон и так и не выцветшей несмотря на сырость
 И безжалостное время иконы Спасителя…
 О ЧЁМ ОН ПРОСИТ ЕГО, НЕ СЛЫШИТ НИКТО.
 Люди продолжают приходить и приезжать к пустующей ныне пещере
 Безмолвного Монаха, забирая на память
 Лепесток красной или белой розы, либо просто срывая
 Крупный лист с нежно-розовыми прожилками...
 История с девушкой никому неизвестна.
 В окрестных деревнях и посёлках всё по-прежнему...
 Отец Игнат всё свободное от строительных забот время проводит в молитвах.
 ---
 Спасибо уделившим внимание и нашедшим время прочесть.
 С уважением к вам и вашему долготерпению.
46.
Странник. Симфония Любви
http://www.stihi.ru/2009/01/22/2530
 Думая только о ней,
 Под лёгкою, тихую музыку,
 Переполнявшую его СТРАННУЮ Душу,
 Прекрасный и добрый,
 Не спеша, но уверенно,
 Спускался в... Ад...
 Этот СТРАННИК
 С неестественно прямой спиной
 И горящими стальной нежностью
 Иссиня-голубыми глазами,
 А мрачный чёрный ветер
 С пустынных берегов Стикса
 Удивлённо и ласково,
 С непонятной нежностью
 Теребил его серебристо-белые кудри...
 И Вселенная замерла в ожидании
 Рождения чего-то необычно-нового...
 А он всё шёл и шёл,
 Гордый и прямой...
 И никто не смел
 Не только остановить его, но...
 Хотя бы спросить о чём-либо...
 Поражённый Дьявол взглянул искоса
 Своим холодным, пронзительно-внимательным
 Взглядом, слегка улыбнулся,
 Пожал плечами
 И занялся обычными делами,
 Которых хватало и без этого,
 Устремлённого к своей цели,
 Непонятного и бесстрашного ЧЕЛОВЕКА
 В белых, истрёпанных в долгом пути,
 Но удивительно-чистых одеждах...
 А девушка сидела и молчала,
 И лишь...упрямые беспощадные мысли
 Угловато-острыми осколками
 Роились в её Душе,
 Склонённой на колени,
 Но так и не сломленной
 Беспощадной Жизнью и бесстрастной Вечностью.
 Она сидела и ждала...
 Ждала...только...его.
 Бог...
 Да, причём здесь Бог?
 Дьявол...
 Нет, и не он, конечно.
 Лишь Любовь,
 Истинная, трогательная, чистая,
 Готовая расплавить любое сердце,
 Вечная, верящая и ослепительно-нежная!!!!!
 Странник поклонился ей,
 Улыбнулся, взял за руку,
 Одним лёгким движением приподнял,
 И они пошли прочь из этого мира...
 Взявшись за руки, шли они гордо
 И смело, чувствуя друг друга,
 Как никто более во Вселенной...
 А сквозь искорёженную адским пламенем,
 Почерневшую от потоков людского горя,
 Спёкшуюся, казалось бы навеки, корку земли
 Пробивались первые весенние цветы.
 Облик мироздания менялся у всех на глазах...
 Но дьявол не шелохнулся. Он молчал,
 Погружённый в какие-то свои мрачные думы.
 Неожиданно ему на руку села небольшая
 Лимонного цвета бабочка и,
 Спокойно сложив крылышки, задремала,
 Чуть покачивая усиками.
 Около ноги пробежал по своим делам
 Торопливый рыжий муравей, походя
 Куснув дьявола за большой палец.
 А тот, словно онемел...
 Да и что мог он сказать?
 Слишком прекрасно-чистым веяло
 От этих двоих.
 Молча подошли они к Харону,
 И засмеявшаяся, впервые за долгие годы,
 Девушка...ласково пригладила его
 Непослушные и тоже давно поседевшие пряди волос.
 Улыбнулся ей и Харон.
 Непривычно-доброй была эта
 Нежданная улыбка, первая для него на этой страшной реке.
 Люди сели, и их Спутник уверенными, мощными гребками
 Повёл лодку назад, в мир бытия, в который ещё никто
 И никогда до них не входил дважды.
 -А Бог? Спросите Вы... Бог молчал.
                       Так изменился мир
End

© Copyright: Иг Финн, 2012
Свидетельство о публикации №112042006094

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Иг Финн

Рецензии

Написать рецензию

"Белоснежный город от любви до окраины,"
Тата Софинская   21.04.2012 00:34   •   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Ларина? Это опять Вы? - тихо спросил он...
Иг Финн   21.04.2012 00:42   Заявить о нарушении

))) я сновидение! и уже ухожу...
Тата Софинская   21.04.2012 00:44   Заявить о нарушении

Сердце согрелось
Иг Финн   21.04.2012 00:45   Заявить о нарушении

http://www.stihi.ru/2016/02/03/726
Иг Финн   03.02.2016 01:44   Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.

Написать рецензию     Написать личное сообщение     Другие произведения автора Иг Финн

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   Вход для авторов   Регистрация   О портале       Стихи.ру   Проза.ру


Источник: http://www.stihi.ru/2012/04/20/6094



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Максим Яковлев. Маленькие истории и стихотворения в прозе Как попросить прощение у любимого парня в прозе

Маленькие стихотворение в прозе Маленькие стихотворение в прозе Маленькие стихотворение в прозе Маленькие стихотворение в прозе Маленькие стихотворение в прозе Маленькие стихотворение в прозе